lin_lobariov: (фото)
Пишет [livejournal.com profile] kat_bilbo:

========================================
Вчера умерла Светлана Хвостенко.
Журналист, поэт, прекрасный человек, моя старая подруга.
Многие из вас, наверняка, слышали песни на её стихи - в тех же "Песнях Алой Книги".
"Война не для женщин". "Древнее золото". "О фляге" ("А ну, развею тишину...")
Она жила раньше в Уфе, потом переехала в Питер, на том моменте мы с ней потеряли связь.

Она лежала в больнице, у неё нашли порок сердца. Нужна была операция. Она ждала квоту, но квоту задерживали - то ли с анализами вышла какая-то путаница, то ли что-то ещё не сложилось, и квоту передали другому, а она снова ждала. И не дождалась. Операцию можно было сделать вовремя за деньги, но теперь уже поздно спрашивать, почему об этом не стало известно - я думаю, что денег бы собрали... Родные и она сама надеялись, что получится с квотой. Она была очень скромным человеком...

Её делами и похоронными хлопотами сейчас занимается её бывший муж и старый друг Вадим Росляков. Нужна финансовая помощь - траты ещё по больнице и похоронные издержки...

Реквизиты для финансовой помощи:
Номер карты Сбербанка (владелец карты - Додонова Ольга Владимировна, друг Светланы и Вадима):
67619600 0057410574
срок действия карты: 08/13
большая просьба указывать в комментарии к переводу, кто послал деньги, дату и сумму перевода; ту же информацию дублировать смской на телефон Ольги: 8-905-2848622

Сколько в целом нужно денег - пока неясно, пока ещё идёт возня с документами, информация будет позже, я обновлю.

Как жаль, что снова собираем на похороны, а не на помощь ещё живому человеку...
========================================

Она была одной из тех, кто в девяностом и девяносто первом создал ту сказку, которая столько нам всем дала.

Оригинал сообщения, будет обновляться:
http://kat-bilbo.livejournal.com/1236272.html
Tags:
lin_lobariov: (фото)
* * *

Со ступеньки на ступеньку,
Отдохнуть на полпути,
От скамейки до скамейки
В час по маленькой ползти,
Шаг за шагом, метр за метром -
Путешествовать легко,
Оказался незаметно
Среди тихих стариков.

Настежь окно, да двери на запор,
Таблетку под язык, да по лестнице во двор,
Ковыляет не спеша
Постаревшая душа.

Взгляд опущен, голос тонок -
То ли шепот, то ли крик,
В двадцать два - еще ребенок
В двадцать пять - уже старик,
Сонный дождь роняет бисер,
Я закроюсь на засов
В желтом мире старых писем
Да засушенных цветов.

Бумажная любовь, да незрячие дома,
Доверчивая ложь, да пустая кутерьма,
Праздник ряженых зверей
Да бездомных фонарей.

На раскрашенных постелях -
Черно-белые тела,
На веселых каруселях -
Золотые купола
Испросить бы разрешенья
На возможность горевать,
Плюнуть в морду отраженью
Да забиться под кровать.

Топи да леса, комариные места,
На тысячи верст в округе пустота,
Две недели на пари -
День за месяц ночь за три...

* * *

Тихо-тихо речка бьет в бережок
Да ложится наш последний снежок,
За стеной холодный город притих,
А у нас с тобою мир на двоих.

Ай-люли, ай-люли,
Над тарелкою земли
Кто-то ковшик опрокинул
Да смеется там вдали,
Да в осенних лужах
Запускает корабли.

Год за годом до заветного дня,
Напоследок посидеть у огня,
Черный город превратить в белый стих
Да забить крест-накрест мир на двоих.

Ай-люли, ай-люли,
Над тарелкою земли
Кто-то ковшик опрокинул
Да хохочет там вдали,
А в осенних лужах
Размокают корабли.

* * *

Новый Год на выжженных полях,
Нищий сброд у городских ворот,
Солнце заблудилось в тополях
А мы умеем жить наоборот.

Припев:
Эх, глаза закрыли,
Встали на качели,
Распустили крылья,
Раз-два, полетели!..

Мальчики гуляют по стерне,
Доставая тысячи заноз,
Скоро не закончиться войне,
Но мы умеем плакать не всерьез.

Вечером военный беспредел,
По утрам казенная вода,
Скоро я останусь не у дел,
Но мы можем умирать не навсегда.

Целый день на улицах канкан,
Плачет перекошенный мотив,
Новый Год, дорога далека,
Но мы умеем ждать на полпути.

Припев:
Раз - глаза закрыли,
Два - забили щели
Три-четыре - крылья,
Пять-шесть - полетели!..


* * *

До рассвета встану, выйду рано
На дорогу, что ведет из храма,
Здесь неразбериха, суматоха,
Но зато здесь подают неплохо,
И теперь я перед каждой харей
Уважительно грызу сухарик,
Засмеюсь, заплачу, повздыхаю,
Помолчу...

Я сижу у золотой калитки,
Бормочу себе под нос молитвы,
Сохраняя самообладанье,
Подбираю чье-то состраданье.
А вокруг такой народец славный,
Все к заутрене спешат исправно,
И за ними донельзя забавно
Наблюдать...

Милый юноша бубновой масти
Ставит свечку, чтоб спастись от страсти,
Но любовь всегда найдет причину,
Чтоб считать себя неизлечимой,
Отошел, качаясь, от святого,
Мне не бросил ни рубля, ни слова,
Значит завтра повторится снова
Ритуал...

Рядом дама с материнским взглядом
Что-то просит третий месяц кряду,
Видимо не знала простодушно,
Что бывают дети непослушны.
Аккуратно станет в уголочек,
Уходя, подаст не хуже прочих,
Заходи еще, я очень-очень
Буду рад...

Бабушка знакомая за ручку
Тащит не проспавшуюся внучку
И лицо у бабушки сегодня -
Вся седьмая заповедь Господня,
И сердитые глазенки-точки
Мечут молнии из-под платочка,
Значит мне рубля сегодня точно
Не видать...

Завтра снова встану, выйду рано
На дорогу, что ведет из храма,
Здесь всегда такой народец славный,
И за ними донельзя забавно
Наблюдать...

Здесь - концертник: http://music.lib.ru/a/andrej_gorel/
Здесь - моя оцифровка с безымянной кассеты: http://narod.ru/disk/4980459000/Gorelov.zip.html
Здесь - еще тексты: http://narod.ru/disk/4980431000/txt.zip.html
lin_lobariov: (фото)
* * *

Со ступеньки на ступеньку,
Отдохнуть на полпути,
От скамейки до скамейки
В час по маленькой ползти,
Шаг за шагом, метр за метром -
Путешествовать легко,
Оказался незаметно
Среди тихих стариков.

Настежь окно, да двери на запор,
Таблетку под язык, да по лестнице во двор,
Ковыляет не спеша
Постаревшая душа.

Взгляд опущен, голос тонок -
То ли шепот, то ли крик,
В двадцать два - еще ребенок
В двадцать пять - уже старик,
Сонный дождь роняет бисер,
Я закроюсь на засов
В желтом мире старых писем
Да засушенных цветов.

Бумажная любовь, да незрячие дома,
Доверчивая ложь, да пустая кутерьма,
Праздник ряженых зверей
Да бездомных фонарей.

На раскрашенных постелях -
Черно-белые тела,
На веселых каруселях -
Золотые купола
Испросить бы разрешенья
На возможность горевать,
Плюнуть в морду отраженью
Да забиться под кровать.

Топи да леса, комариные места,
На тысячи верст в округе пустота,
Две недели на пари -
День за месяц ночь за три...

* * *

Тихо-тихо речка бьет в бережок
Да ложится наш последний снежок,
За стеной холодный город притих,
А у нас с тобою мир на двоих.

Ай-люли, ай-люли,
Над тарелкою земли
Кто-то ковшик опрокинул
Да смеется там вдали,
Да в осенних лужах
Запускает корабли.

Год за годом до заветного дня,
Напоследок посидеть у огня,
Черный город превратить в белый стих
Да забить крест-накрест мир на двоих.

Ай-люли, ай-люли,
Над тарелкою земли
Кто-то ковшик опрокинул
Да хохочет там вдали,
А в осенних лужах
Размокают корабли.

* * *

Новый Год на выжженных полях,
Нищий сброд у городских ворот,
Солнце заблудилось в тополях
А мы умеем жить наоборот.

Припев:
Эх, глаза закрыли,
Встали на качели,
Распустили крылья,
Раз-два, полетели!..

Мальчики гуляют по стерне,
Доставая тысячи заноз,
Скоро не закончиться войне,
Но мы умеем плакать не всерьез.

Вечером военный беспредел,
По утрам казенная вода,
Скоро я останусь не у дел,
Но мы можем умирать не навсегда.

Целый день на улицах канкан,
Плачет перекошенный мотив,
Новый Год, дорога далека,
Но мы умеем ждать на полпути.

Припев:
Раз - глаза закрыли,
Два - забили щели
Три-четыре - крылья,
Пять-шесть - полетели!..


* * *

До рассвета встану, выйду рано
На дорогу, что ведет из храма,
Здесь неразбериха, суматоха,
Но зато здесь подают неплохо,
И теперь я перед каждой харей
Уважительно грызу сухарик,
Засмеюсь, заплачу, повздыхаю,
Помолчу...

Я сижу у золотой калитки,
Бормочу себе под нос молитвы,
Сохраняя самообладанье,
Подбираю чье-то состраданье.
А вокруг такой народец славный,
Все к заутрене спешат исправно,
И за ними донельзя забавно
Наблюдать...

Милый юноша бубновой масти
Ставит свечку, чтоб спастись от страсти,
Но любовь всегда найдет причину,
Чтоб считать себя неизлечимой,
Отошел, качаясь, от святого,
Мне не бросил ни рубля, ни слова,
Значит завтра повторится снова
Ритуал...

Рядом дама с материнским взглядом
Что-то просит третий месяц кряду,
Видимо не знала простодушно,
Что бывают дети непослушны.
Аккуратно станет в уголочек,
Уходя, подаст не хуже прочих,
Заходи еще, я очень-очень
Буду рад...

Бабушка знакомая за ручку
Тащит не проспавшуюся внучку
И лицо у бабушки сегодня -
Вся седьмая заповедь Господня,
И сердитые глазенки-точки
Мечут молнии из-под платочка,
Значит мне рубля сегодня точно
Не видать...

Завтра снова встану, выйду рано
На дорогу, что ведет из храма,
Здесь всегда такой народец славный,
И за ними донельзя забавно
Наблюдать...

Здесь - концертник: http://music.lib.ru/a/andrej_gorel/
Здесь - моя оцифровка с безымянной кассеты: http://narod.ru/disk/4980459000/Gorelov.zip.html
Здесь - еще тексты: http://narod.ru/disk/4980431000/txt.zip.html
lin_lobariov: (Мыш)
Заполняя вишлист, внес туда записи харьковского музыканта и поэта Андрея Горелова.
В процессе - сунулся в яндекс.
И - буквально на пятой ссылке - сообщение о том, что он умер 6 декабря.

8((((((((((
lin_lobariov: (Мыш)
Заполняя вишлист, внес туда записи харьковского музыканта и поэта Андрея Горелова.
В процессе - сунулся в яндекс.
И - буквально на пятой ссылке - сообщение о том, что он умер 6 декабря.

8((((((((((
lin_lobariov: (фото)
Апдейт.

ЖЖ Геннадия Жукова с единственной записью:
http://gennady-jukov.livejournal.com/

Еще аудио и видео (в аудиозаписи уцелели 4 файла из 12.)
http://genazukov-2.narod.ru/

Спасибо [livejournal.com profile] ovbel и [livejournal.com profile] chikina
lin_lobariov: (фото)
Апдейт.

ЖЖ Геннадия Жукова с единственной записью:
http://gennady-jukov.livejournal.com/

Еще аудио и видео (в аудиозаписи уцелели 4 файла из 12.)
http://genazukov-2.narod.ru/

Спасибо [livejournal.com profile] ovbel и [livejournal.com profile] chikina
lin_lobariov: (фото)
Сайт.
http://jukov.tanais.net/

Страница на "стихах.ру".
http://www.stihi.ru/avtor/genaj

Страница на "Bards.ru".
http://www.bards.ru/archives/author.php?id=131

Аудиозаписи:

"Казанский альбом", 1990
http://www.geocities.com/versite/library/zhukov1990_audio.html
"Я жил тысячелетие назад...", 1992
http://www.geocities.com/versite/library/zhukov1992_audio.html
"В два голоса", 1995 (видимо, не все треки)
http://www.geocities.com/versite/library/zhukov1995_audio.html

UPD: Действительно не все. Вот ссылка, где Сергей Битюцкий выложил альбом полностью.
http://bitutsky.livejournal.com/43811.html

Девять альбомов и концертов
http://sirinstudio.narod.ru/Zhukov.htm

Видеозаписи:

Отдельные песни, передачи, интервью на Ютубе:
http://www.youtube.com/results?search_type=&search_query=%D0%93%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%B9+%D0%96%D1%83%D0%BA%D0%BE%D0%B2&aq=f
Совместный концерт с Виктором Луферовым в "Перекрёстке"
http://gryzlov.livejournal.com/83443.html

Стихи:

http://www.geocities.com/versite/library/zhukov1.html
http://www.peoples.ru/art/music/bard/gennady_zhukov/
http://gukovlira.narod.ru/
lin_lobariov: (фото)
Сайт.
http://jukov.tanais.net/

Страница на "стихах.ру".
http://www.stihi.ru/avtor/genaj

Страница на "Bards.ru".
http://www.bards.ru/archives/author.php?id=131

Аудиозаписи:

"Казанский альбом", 1990
http://www.geocities.com/versite/library/zhukov1990_audio.html
"Я жил тысячелетие назад...", 1992
http://www.geocities.com/versite/library/zhukov1992_audio.html
"В два голоса", 1995 (видимо, не все треки)
http://www.geocities.com/versite/library/zhukov1995_audio.html

UPD: Действительно не все. Вот ссылка, где Сергей Битюцкий выложил альбом полностью.
http://bitutsky.livejournal.com/43811.html

Девять альбомов и концертов
http://sirinstudio.narod.ru/Zhukov.htm

Видеозаписи:

Отдельные песни, передачи, интервью на Ютубе:
http://www.youtube.com/results?search_type=&search_query=%D0%93%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%B9+%D0%96%D1%83%D0%BA%D0%BE%D0%B2&aq=f
Совместный концерт с Виктором Луферовым в "Перекрёстке"
http://gryzlov.livejournal.com/83443.html

Стихи:

http://www.geocities.com/versite/library/zhukov1.html
http://www.peoples.ru/art/music/bard/gennady_zhukov/
http://gukovlira.narod.ru/
lin_lobariov: (фото)
Диана Коденко пишет, что вчера умер Геннадий Жуков.


И была у мальчика дудка на шее, а в кармане ложка, на цепочке кружка,
И была у мальчика подружка на шее - Анька-хипушка.
Мальчик жил-поживал, ничего не значил
И подружку целовал, а когда уставал -
Аньку с шеи снимал и на дудке фигачил.
Дудка ныла, и Анька пела, то-то радости двум притырочкам!
В общем, тоже полезное дело - на дудке фигачить по дырочкам.
А когда зима подступала под горло и когда снега подступали под шею,
Обнимались крепко-крепко они до весны. И лежали тесно они, как в траншее,
А вокруг было сплошное горе, полно войны...
Война сочилась сквозь щели пластмассового репродуктора,
Война, сияя стронцием, сползала с телеэкрана.
Он звук войны убирал, но рот онемевшего диктора -
Обезязычевший рот его - пугал, как свежая рана.

И когда однажды вечером мальчик потянулся к Анне
И уже встретились губы и задрожали тонко,
Там - на телеэкране - в Ираке или Иране,
Где-то на белом свете убили его ребенка.
И на телеэкране собралась всемирная ассамблея,
Но не было звука, и молча топтались они у стола.
И диктор стучал в экран, от немоты свирепея,
И все не мог достучаться с той стороны стекла.
А мальчик весной проснулся. Проснулся рано-рано,
Взял на цепочке кружку и побежал к воде,
Он в кружку губами ткнулся, и было ему странно,
Когда вода ключевая сбежала по бороде.
А мальчик достал из кармана верную свою ложку
И влез в цветок своей ложкой - всяким там пчелам назло, -
Чтобы немножко позавтракать (немножко и понарошку),
И было ему странно, когда по усам текло.

Тогда нацепил он на шею непричесанную свою Анну,
И было ему странно Анну почувствовать вновь.
Тогда нацепил он на шею офигенную свою дудку,
Но музыку продолжать было странно, как продолжать любовь.
Он ткнулся губами в дудку, и рот раскрылся, как рана,
Раскрылся, как свежая рана. И хлынула флейтой кровь.

*

Звякнет узда, заартачится конь.
Вспыхнет зарница степного пожара.
Лязгнет кольцо. Покачнется огонь.
Всхлипнет младенец, да вздрогнет гитара.

Ах, догоняй, догоняй, догоняй...
Чья-то повозка в степи запропала.
Что же ты, Анна, глядишь на меня?
Значит - не я... Что ж так смотришь устало?

Что же ты, Анна, - цыганская кровь! -
Плачешь раскрытыми настежь глазами?
Стол собери, да вина приготовь:
Будем смеяться и плакать над нами.

Боже мой, смейся. Я смех пригублю.
Горестный смех твой - единственный яд мой.
Плач, Боже мой. Я другую люблю.
Вечно, до смерти, всю смерть безвозвратно.

Боже мой, плачь, - это я отворял
В ночь ворота и гремел на пороге.
Что-то искал: что давно потерял,
И не в конце, а в начале дороги.

Ну, догоняй, догони мой фургон.
Что же ты, Анна, так смотришь ей-Богу?
Вознегодуй на постылый закон
И разверни за оглобли дорогу.

Боже мой, смейся - легла колея
Под колесо так привычно и странно...
Пыль в пол степи - это, видимо, я,
Женщина плачет - то, видимо, Анна.

*

Затевал ясный сокол нешуточный путь,
И прилег ясный сокол в степи отдохнуть,
А чтоб бес не попутал, расставил конвой -
Колокольцы попутал белесой травой.

Затевала девица недоброе зло,
А украла девица одно лишь перо,
Ночью темной, когда вся округа спала,
Утащила девица перо из крыла.

Утащила перо, схоронилась во рву,
К лепестку лепесток подбирала траву,
Жабью волглую шкуру на камне толкла,
Жгла над глиняной ступой перо из крыла.

Ах,
что за дело...
Ни струны не зацепила, колокольцев не задела.

Нагадала карга, что живет у реки,
Ей до гроба любовь да златые деньки,
Сорок трав называла, трясла головой,
Нашептала заклятье от кривды прямой,

Приворотное зелье - хмельное питье.
Ворохнулось в округе зверье да жулье,
Стлался запах тугой меж честными людьми,
Одичалые кони на запах ползли.

Спал крылатый юнец в сновиденье греша,
А на запах тоскливый тянулась душа.
Знать, не ведал юнец, что уж до смерти пьян,
Потянулась на запах душа, как стакан.

Ах,
что за дело...
Ни струны не зацепила, колокольцев не задела.

А поутру сбежалась под церкву толпа,
Стар да млад - кто проспался, а кто и не спал.
В запрокинутых лицах смятенье и страх
И стоит колокольня до неба в глазах.

А поодаль от церкви глядит из окна
До могилы любовь, и до гроба жена,
А на чистом столе теплым зельем дыша
Во хмелю да похмелье сияет душа.

И взглянул на восток тот, что думал взлететь,
И огладил ладонью набатную медь,
Встал на край, шаг шагнул и расправил крыла...
И слетела душа как стакан со стола.

Ах,
что за дело...
Ни струны не зацепила, колокольцев не задела.
lin_lobariov: (фото)
Диана Коденко пишет, что вчера умер Геннадий Жуков.


И была у мальчика дудка на шее, а в кармане ложка, на цепочке кружка,
И была у мальчика подружка на шее - Анька-хипушка.
Мальчик жил-поживал, ничего не значил
И подружку целовал, а когда уставал -
Аньку с шеи снимал и на дудке фигачил.
Дудка ныла, и Анька пела, то-то радости двум притырочкам!
В общем, тоже полезное дело - на дудке фигачить по дырочкам.
А когда зима подступала под горло и когда снега подступали под шею,
Обнимались крепко-крепко они до весны. И лежали тесно они, как в траншее,
А вокруг было сплошное горе, полно войны...
Война сочилась сквозь щели пластмассового репродуктора,
Война, сияя стронцием, сползала с телеэкрана.
Он звук войны убирал, но рот онемевшего диктора -
Обезязычевший рот его - пугал, как свежая рана.

И когда однажды вечером мальчик потянулся к Анне
И уже встретились губы и задрожали тонко,
Там - на телеэкране - в Ираке или Иране,
Где-то на белом свете убили его ребенка.
И на телеэкране собралась всемирная ассамблея,
Но не было звука, и молча топтались они у стола.
И диктор стучал в экран, от немоты свирепея,
И все не мог достучаться с той стороны стекла.
А мальчик весной проснулся. Проснулся рано-рано,
Взял на цепочке кружку и побежал к воде,
Он в кружку губами ткнулся, и было ему странно,
Когда вода ключевая сбежала по бороде.
А мальчик достал из кармана верную свою ложку
И влез в цветок своей ложкой - всяким там пчелам назло, -
Чтобы немножко позавтракать (немножко и понарошку),
И было ему странно, когда по усам текло.

Тогда нацепил он на шею непричесанную свою Анну,
И было ему странно Анну почувствовать вновь.
Тогда нацепил он на шею офигенную свою дудку,
Но музыку продолжать было странно, как продолжать любовь.
Он ткнулся губами в дудку, и рот раскрылся, как рана,
Раскрылся, как свежая рана. И хлынула флейтой кровь.

*

Звякнет узда, заартачится конь.
Вспыхнет зарница степного пожара.
Лязгнет кольцо. Покачнется огонь.
Всхлипнет младенец, да вздрогнет гитара.

Ах, догоняй, догоняй, догоняй...
Чья-то повозка в степи запропала.
Что же ты, Анна, глядишь на меня?
Значит - не я... Что ж так смотришь устало?

Что же ты, Анна, - цыганская кровь! -
Плачешь раскрытыми настежь глазами?
Стол собери, да вина приготовь:
Будем смеяться и плакать над нами.

Боже мой, смейся. Я смех пригублю.
Горестный смех твой - единственный яд мой.
Плач, Боже мой. Я другую люблю.
Вечно, до смерти, всю смерть безвозвратно.

Боже мой, плачь, - это я отворял
В ночь ворота и гремел на пороге.
Что-то искал: что давно потерял,
И не в конце, а в начале дороги.

Ну, догоняй, догони мой фургон.
Что же ты, Анна, так смотришь ей-Богу?
Вознегодуй на постылый закон
И разверни за оглобли дорогу.

Боже мой, смейся - легла колея
Под колесо так привычно и странно...
Пыль в пол степи - это, видимо, я,
Женщина плачет - то, видимо, Анна.

*

Затевал ясный сокол нешуточный путь,
И прилег ясный сокол в степи отдохнуть,
А чтоб бес не попутал, расставил конвой -
Колокольцы попутал белесой травой.

Затевала девица недоброе зло,
А украла девица одно лишь перо,
Ночью темной, когда вся округа спала,
Утащила девица перо из крыла.

Утащила перо, схоронилась во рву,
К лепестку лепесток подбирала траву,
Жабью волглую шкуру на камне толкла,
Жгла над глиняной ступой перо из крыла.

Ах,
что за дело...
Ни струны не зацепила, колокольцев не задела.

Нагадала карга, что живет у реки,
Ей до гроба любовь да златые деньки,
Сорок трав называла, трясла головой,
Нашептала заклятье от кривды прямой,

Приворотное зелье - хмельное питье.
Ворохнулось в округе зверье да жулье,
Стлался запах тугой меж честными людьми,
Одичалые кони на запах ползли.

Спал крылатый юнец в сновиденье греша,
А на запах тоскливый тянулась душа.
Знать, не ведал юнец, что уж до смерти пьян,
Потянулась на запах душа, как стакан.

Ах,
что за дело...
Ни струны не зацепила, колокольцев не задела.

А поутру сбежалась под церкву толпа,
Стар да млад - кто проспался, а кто и не спал.
В запрокинутых лицах смятенье и страх
И стоит колокольня до неба в глазах.

А поодаль от церкви глядит из окна
До могилы любовь, и до гроба жена,
А на чистом столе теплым зельем дыша
Во хмелю да похмелье сияет душа.

И взглянул на восток тот, что думал взлететь,
И огладил ладонью набатную медь,
Встал на край, шаг шагнул и расправил крыла...
И слетела душа как стакан со стола.

Ах,
что за дело...
Ни струны не зацепила, колокольцев не задела.
lin_lobariov: (Мыш)
Последние три дня лента полна сообщений о смертях... 8(((
Tags:
lin_lobariov: (Мыш)
Последние три дня лента полна сообщений о смертях... 8(((
Tags:
lin_lobariov: (Default)
минус работы в редакции - не удается не знать о смертях известных людей
lin_lobariov: (Default)
минус работы в редакции - не удается не знать о смертях известных людей
lin_lobariov: (Default)
Умер Никита Богословский. Тоже человек-эпоха. Странно, я в первую очередь не о композиторских его вспомнил делах, а о том, что он был одним из самых умных сатириков. Вот так...

Человек-эпоха
Tags:
lin_lobariov: (Default)
Умер Никита Богословский. Тоже человек-эпоха. Странно, я в первую очередь не о композиторских его вспомнил делах, а о том, что он был одним из самых умных сатириков. Вот так...

Человек-эпоха
Tags:

April 2017

M T W T F S S
      1 2
3 456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Page generated 20 July 2017 14:32

Expand Cut Tags

No cut tags